Menu

Проблемы каршеринга в России

Проблемы каршеринга в России

Популярность каршеринга растет, но растет и количество проблем, связанных с ним.

Смогут ли сервисы выйти из убытков, приучить людей бережно обращаться с машинами и не повторить печальный опыт закрывшихся стартапов в США — в материале ТАСС.

Популярность каршеринга в российских городах растет. На примере Москвы — число поездок на прокатных машинах выросло за прошлый год почти в пять раз (с 5,6 до 23 млн поездок). Сейчас в столице работают 14 операторов, которые предлагают около 17 тыс. машин; по мнению некоторых экспертов, это слишком много для новой ниши. Но конкуренция с другими сервисами не единственная и часто не основная трудность в каршеринге. Руководители трех сервисов рассказали о неожиданных проблемах, с которыми они столкнулись, и о том, что будет с поминутным прокатом через два года.

Украденные вещи: 14 сидений, 7 рулей, 97 ковриков

Каршеринговая компания BelkaCar посчитала, сколько вещей "унесли" из машин в прошлом году. В списке: семь украденных рулей ("Их откручивали или меняли на старые", — уточнили в компании), 146 аккумуляторов, 97 ковриков, 14 передних сидений и один задний диван, омывающая жидкость — примерно 18 тыс. литров, щетки для очистки снега — примерно 2,1 тыс. штук.

"Eсли речь идет о щетке и омывайке, трудно отследить такие хищения удаленно, но пользователи осматривают автомобили и указывают, что там отсутствует, — рассказывает Екатерина Макарова, сооснователь BelkaCar. — Если это что-то крупное, то мы тесно сотрудничаем с полицией. Был пример с фарами, которые начали воровать массово, в итоге полиция сработала оперативно и преступников задержали. Но в салоне камер нет, они при хищениях не помогают".

Изначально, объясняет Макарова, в сервисе закладывали эти риски, более того, были готовы и к попыткам угонов, но предугадать статистику сложно.

"Мы понимали, что каршеринговый бизнес — это не просто приобрести автомобили в лизинг и выставить их в город, — продолжает она. — Но не ожидали, что столкнемся с внушительным числом мошенничеств и будем вынуждены формировать свою службу безопасности. На первых порах мы считали, что сможем обходиться без нее, исключительно собственной ИТ-системой".

В холдинге Micro Capital Group (каршеринги "Делимобиль", Anytime, кикшеринг "Делисамокат", международный сервис D-Mobility Worldwide) изначально была служба безопасности, а все дорогие комплектующие, которые можно скрутить и вынести из салона, "загаджетованы".

"Мы ставим датчики, чипы на рули, магнитолы, сиденья, — перечисляет Мухит Сейдахметов, вице-президент холдинга. — Машины у нас застрахованы, изначально в бизнес-модель заложены траты на ремонт. Но важно понимать, что уровень вандализма показывает степень принятия каршеринга. Что значит сервис для людей — это инфраструктура или развлечение? В Москве каршеринг, в отличие от других мегаполисов в мире, кстати, уже воспринимается как нормальный способ повседневного передвижения. Мы находимся три года на рынке и видим, как выросла осознанность пользователей: вы не будете утаскивать щетку, закончив поездку, зная, что через час на этой машине поедет ваш друг или родственник. Вы не станете откручивать руль, понимая, что будете пользоваться сервисами постоянно".

Угоны и закрывшиеся стартапы

"У нас было несколько попыток угона машин, но случай с перегоном автомобиля в Абхазию стал самым известным", — продолжает Екатерина Макарова. Машина сервиса пропала с карты мониторинга в Московской области, а снова появился сигнал недалеко от Ростова-на-Дону. В компании отслеживали, куда отправятся угонщики, в итоге оперативники задержали их на границе с Абхазией. "Угонщики сняли каршеринговые наклейки, поменяли госномера, а на заднее стекло налепили стикер "На Берлин!".

Угнать каршеринговый автомобиль, впрочем, довольно сложно.

"Машина напичкана датчиками, это просто глупо, на то, чтобы снять все "жучки", уйдет уйма времени, — говорит Иван Серебренников, гендиректор оператора "Карусель". — Если мы видим, что клиент пытается вывезти машину за город, звоним ему, если происходит что-то подозрительное — автомобиль останавливается и глушится".

При этом в мировой практике есть случаи, когда операторы каршеринга прекращали работу, не сумев выбраться из убытков из-за угнанных авто и вандализма.

В 2012 году в Сан-Франциско закрылся сервис HiGear, предоставлявший каршеринг люкс-автомобилей — Mercedes, Bentley, BMW, Audi, Aston Martin, Lamborghini, Tesla. У компании угнали четыре автомобиля общей стоимостью от $300 до $400 тыс. Мошенники использовали украденные водительские удостоверения и кредитные карты.

В 2017 году в Чикаго ушел с рынка оператор Enterprise, сообщив, что 40% его автопарка пострадало от вандалов или угонщиков.

Хотя все операторы продумывают системы защиты, при желании мошенники могут с ними справиться. В 2016 году в Риме украли более 100 автомобилей Fiat 500, использовавшихся в каршеринге Enjoy. Мошенники использовали фейковые аккаунты, глушили на автомобилях GPS-датчики, разбирали машины на запчасти и продавали. Убыток, заявленный компанией, составил примерно 1,5 млн евро.

Дрифтинг на каршеринге

Еще одна проблема операторов — дрифтеры, которые берут машины ради трюков, "убивающих" автомобиль. Многие сервисы повышают ночные тарифы из-за них и вводят штрафы за неадекватное использование машин.

Оператор BelkaCar столкнулся с ситуацией, когда клиент-дрифтер, гоняющий по парковке у торгового центра, повредил частный автомобиль.

Замечать дрифтеров на каршеринге помогают IT-системы: они "видят" трек поездки и угол наклона машины.

Таксисты против машин

В аэропорту Адлера местные таксисты, решившие бороться с каршерингом за клиентов, отгоняли автомобили перед прибытием московских рейсов.

Водители арендовали машины и просто увозили их подальше от стоянки. А возвращались обратно на микроавтобусе, который выезжал за ними следом.

Схема работала пару дней, а потом в соцсетях об этом рассказал пассажир, которому таксист, участвовавший в затее, похвастался находчивостью. Вскоре операторы вычислили всех таксистов-пользователей.

"Это произошло в сентябре прошлого года, проблема не носила систематический характер, мы проанализировали поездки от аэропорта, вычислили нескольких таксистов и заблокировали их", — рассказывает Екатерина Федорова.

Представители Micro Capital Group и "Карусели" сказали, что не сталкивались с такими случаями.

Передел нового рынка

Сейчас большинство каршеринговых компаний работает в минус.

"Это касается не только российских компаний. Американский Zipcar уже семь лет в убытках, — уточняет Мухит Сейдахметов. — Но эти факты не говорят о нише, сам по себе каршеринг — маржинальный бизнес. В прошлом году у нашей компании был минус по причине агрессивного роста. С такими темпами увеличения парка автомобилей и экспансии в регионы мы не ожидали получить прибыль в результате".

Сервисы осознанно держат низкие цены, чтобы приучить к себе пользователей, пока идет передел рынка. Вкладывают в рост больше, чем зарабатывают, тратятся на решения неожиданных проблем вроде вышеперечисленных. Эксперты считают, что в каршеринге в России уже высокая конкуренция, но расходятся во мнениях о том, выдержат ли все сервисы эту гонку.

"Сейчас в Москве больше автомобилей, чем нужно. Около 17 тыс. машин, а пользователей — порядка миллиона человек, — объясняет Иван Серебренников. — Операторы растут быстрее, чем пользователи пересаживаются на сервисы, в результате машины недозагружены. Нужно, чтобы в день было минимум восемь-десять поездок, а сейчас — пять-шесть. К 2021 году останется три-четыре заметных сервиса и каждый займет свою нишу".

Мухит Сейдахметов считает, что число каршеринговых компаний будет расти, места на рынке хватит всем и сегодня все самые оптимистичные прогнозы по росту ниши консервативны: "Каршеринг станет востребованнее, чем мы сейчас предполагаем".

Анастасия Степанова, ТАСС

«ТАСС», источник: www. autostat.ru