Menu
RSS

Андрей Акифьев, генеральный директор Ниссан Мотор Рус («АВТОСТАТ»)

Андрей Акифьев, генеральный директор Ниссан Мотор Рус («АВТОСТАТ»)

На 88-ом международном автосалоне в Женеве, который проходил в марте, у представителей СМИ традиционно была возможность не только рассматривать новинки, но и напрямую задавать вопросы ТОП-менеджерам крупных компаний-производителей.

Партнер «АВТОСТАТ» Игорь Моржаретто, побывав в эти дни в Женеве, задал ряд своих вопросов генеральному директору «Ниссан Мотор Рус» Андрею Акифьеву – об итогах года, планах по расширению модельного ряда, участию в расширении рынка электромобилей в России и о много другом.

- В кризисные года некоторые модели автомобилей ушли с российского рынка. Планирует ли ваша компания чем-то восполнить образовавшиеся ниши?

- Когда мы определяем модельный ряд, с которым будем работать, есть только два основных фактора, которые формируют его. Первый – это стратегия компании. Компания Ниссан некоторое время назад решила сфокусироваться на кроссоверах и, соответственно, исходя из этого, мы сегодня строим свою продуктовую линейку.

Второй фактор – мы смотрим на спрос, который существует на рынке. Причем смотрим не только на то, что хорошо продается сегодня. У нас есть специальное подразделение, которое пытается предвидеть, что будет дальше. Исходя из этих двух факторов, мы и формируем наш модельный ряд. В обозримом будущем мы останемся с кроссоверами…

- Значит, новых седанов и хэтчбеков Nissan типа Almera и Sentra мы пока не увидим?

- Компания приняла решение фокусироваться на другом сегменте, и мы будем развиваться в соответствии с принятой стратегией.

- Планируется ли вывод пикапов на рынок нашей страны?

- Как правило, мы не комментируем наши продуктовые планы, поскольку мы не живем текущим моментом, мы всегда смотрим на то, как рынок будет развиваться на 5 лет вперед. Я не исключаю возможностей некоторого расширения модельного ряда на базе какого-либо кроссовера или полно приводного внедорожника – это в рамках нашей стратегии заложено – но вот на сегодняшний момент обещать конкретно, что мы выведем на рынок пикапы, к сожалению, не могу.

- Но насколько, на ваш взгляд, на основе тенденций, которые прослеживаются на рынке в целом и на рынке коммерческой техники в частности, сейчас вообще перспективно развитие пикапов?

- Исходя из тех цифр, которые мне известны, я не думаю, что это сегмент сейчас, скажем так, достаточен для большого количества игроков. Как следствие этого, сегодня им хватает места, но любой новый игрок уже создаст напряжение. Отмечу, что спрос на сегмент пикапов базируется на двух особенностях. Первая – это то, что сегмент имеет четкую коммерческую составляющую, все- таки по большей части это коммерческие машины. Второе – они привлекают отдельную категорию любителей (есть просто «фаны» этого сегмента).

- Ну, еще иногда пикапы воспринимают как некий дешевый внедорожник...

- Соглашусь с вами, что иногда пикап воспринимается как некий дешевый внедорожник. Хотя, если посмотреть на тот же наш пикап Navara, который мы раньше продавали – он не был дешевым.

- Насколько удачно прошло возвращение на наш рынок Nissan Juke? Когда-то он был в лидерах продаж, сейчас его вернули, но он достаточно дорогой, потому что импортный. Как идут продажи?

- Спасибо за вопрос. Было непросто его вернуть. Потому что мы в компании фокусируемся и на локальном производстве в том числе. Основная масса автомобилей, которую мы продаем в России, сделана здесь, на территории страны. И было достаточно непросто вернуть Juke. Вернули. Безусловно, он несколько ограничен с точки зрения логистики, потому что компания должна извлекать прибыль из того, что делает. К сожалению, и валютный курс на данный момент не способствует изменению ситуации.

Те объемы, в которых мы продаем Juke, в принципе нас устраивают – исходя из цены, за которую мы хотим продавать эту машину. Но пока не могу сказать, что мы достигли тех цифр, которые планировали на момент запуска, а это было около 20 тысяч автомобилей.

- Нет ли планов по локализации производства Juke в России, если вы говорите, что он не совсем конкурентоспособен, как хотелось бы…

- Juke как концепт изначально был сделан как машина не для всех, именно поэтому у него такой яркий дизайн.

- Но это кроссовер, а вы как раз решили фокусироваться на кроссоверах.

- Да, но попробуйте сравнить наши кроссоверы – Qashqai, X-Trail и Juke. Juke как машина был сделан как некий вызов и рассчитан на покупателя с несколько полярным восприятием. Это мы уже знаем на 100%, потому что у нас есть опыт запуска этой модели в разных странах. Кто-то от него пришел в восторге, а кому-то, напротив, автомобиль совсем не понравился. И эти полярные мнения были очень интересны для нас. Потому что определенный объем его продаж находил своего клиента, который хотел его купить.

Но сейчас Juke, который собственно остался практически в том же кузове, может, только слегка измененном, с тем же дизайном и с прежней концепцией – уже не привлекает покупателя в таком количестве, как нам хотелось бы. При существующих объемах производить его локально невозможно. Нам нужны соплатформенные автомобили – только тогда можно достичь эффективности производства. Когда-то на замену «жуку» может прийти небольшой кроссовер – вероятно, его будут 100-процентно производить здесь, иначе просто не имеет смысла запускать его на локальный рынок.

- Планируете ли вы запускать в России новые финансовые инструменты? Прежде всего – лизинг для частных лиц?

- С точки зрения лизинга для частных лиц – мы видим, что этот рынок развивается. Ряд программ в этом направлении у нас тоже запущен, пока в тестовом варианте. Через какое-то время они перестанут быть тестовыми и начнут полноценно работать. Мы видим в этом направлении действительно большие перспективы. И достаточно много инвестируем в него и с точки зрения самого процесса, и с точки зрения взаимодействия с различными лизинговыми компаниями. Я думаю, скоро это станет заметно.

Мы начали внедрять это направление для своих сотрудников, в смежных подразделениях эти программы уже запущены. В принципе мы видим на этом рынке большую перспективу даже не с точки зрения владения автомобилем как собственностью, а владением как процессом. Когда вы владеете автомобилем какое-то время, и у вас это владение выливается в ежемесячный платеж – фактически, извините за несколько примитивное сравнение, как коммунальный платеж. У нас такие программы запущены.

К сожалению, население не везде еще готово к такому восприятию лизинга, но мы над этим работаем. И в этом направлении видим серьезные перспективы.

- Мы сейчас видим, что Nissan активно движется в сторону электрификации автомобиля. Видим и то, что доля каршеринга растет. Так может быть, имеет смысл начать развивать присутствие электромобилей в каршеринговом сервисе крупных городов, и это могло бы подтолкнуть электрификацию автопарка России в целом?

- Вы абсолютно правы, есть и такое мнение, что на начальном этапе участие в таких проектах может увеличить уровень продаж, который возможен по электромобилям. Но все-таки пока речь идет больше о частном бизнесе… А в целом вы, безусловно, правы, и сейчас мы изучаем, как рынок поведет себя при том, что мы предложим ему электрические автомобили.

Что касается конкретно каршеринга - мы видим интерес со стороны таксомоторных компаний. К тому же у нас есть опыт того, как в Европе очень активно таксомоторные компании используют Leaf. C другой стороны – мы видим интерес со стороны государственных органов. Совсем недавно у нас была правительственная рабочая группа во главе с зампредседателя Правительства Аркадием Дворковичем. Мы обменялись мнениями, и представители госорганов выказали заинтересованность, чтобы часть правительственного парка была электрической. Интерес мы видим со всех сторон. Даже с точки зрения обычных граждан я уже вижу некую заинтересованность.

- То есть, вполне возможно появление на нашем рынке новых Leaf, тем более, что он на вторичном рынке пользуется достаточно большим спросом?

- Согласно статистике, которой мы располагаем, Leaf, по-моему, уже составляет порядка 80% от общего парка электромобилей… Да, мы видим интерес, мы занимаемся этой темой, и достаточно активно. Как только появится информация, которая будет интересна, мы поделимся ею с вами. Но мы действительно видим перспективы и надеемся, что Россия не сможет стоять в стороне от европейских и мировых тенденций.

- Мой вопрос касается того, что мы слышали сегодня на глобальной пресс-конференции. Это проект Nissan по электрификации, по созданию неких аккумуляторных парков, эффективного расходования энергии и прочего. Часть этого продвижения уже в Европе запущено. Можно ли рассчитывать, что аналогичные проекты в обозримом будущем появятся у нас?

- Как компания, мы можем запускать любые программы – все зависит от того, насколько рынок готов. Рынки европейских стран более подготовлены уже потому, что они раньше начали, и с этой точки зрения развиваются чуть быстрее. Как только рынок России будет готов – ну, не в смысле «созреет», а когда появится спрос на новые услуги и продукты – безусловно, наша компания готова будет их предложить.

Причем мы не обязательно будем ждать появления этого спроса, у нас проводится большое количество исследований, которые помогают понять, когда это случится. Как только мы увидим, что рынок готов воспринять новые технологии, мы спокойно и с большим удовольствием их принесем.

- Ваш прогноз, как будет развиваться российский рынок в ближайший год? Насколько прошлогодний рост является качественным индикатором того, что действительно происходит, и будет ли авторынок в этом году расти дальше?

- В целом то, как развивается этот рынок, нам понятно. Единственно надо понимать, за счет чего он развивается. Наше видение – что рынок в 2017 году сложился успешно, благодаря тем госпрограммам, которые были на рынке и благодаря тому, как эти программы использовались различными производителями. Безусловно, также влиял отложенный спрос: некоторым категориям граждан понадобилось поменять автомобиль. Все это и привело к росту порядка 11-12%.

На момент прогноза мы фактически были единственным производителем, который делал такой прогноз, многие были более консервативны. Сейчас, даже когда АЕБ отказался делать прогноз, единодушное мнение всех производителей, что рынок, скорее всего, будет расти в пределах 10%.

К сожалению, сейчас очень трудно спрогнозировать, как те программы, которые есть на рынке, повлияют на это. Но мы видим, что государство понимает это. И мы видим, что в каком-то виде и какими-то мерами государство будет поддерживать спрос со стороны населения. Поэтому мы достаточно оптимистично смотрим на рынок в 2018 году, и все свои планы строим с учетом этого позитивного настроя.

- Хотелось бы немного продолжить про электромобили. В целом позиция ясна, что как только появится спрос – компания сразу же отреагирует. Но тем не менее, все мы понимаем, что вопрос во многом упирается в инфраструктуру. И тут вопрос – кто должен делать первый шаг? Как вы считаете, первый шаг должен быть со стороны государства или же бизнес должен взять инициативу в свои руки и наладить хотя бы начальную сеть зарядных станций в стране – чтобы опять же дать толчок для развития электромобилей?

- Есть несколько аспектов, которые позволяют взглянуть на ситуацию с другой стороны. С одной стороны – технология батарей развивается. Батареи уже не такие, как раньше. Пробег, который они могут обеспечить, больше, чем был ранее. Это уже несколько меняет подход к формированию инфраструктуры.

Второе – многое зависит от того, как владелец или компания используют автомобиль. Необходимо ведь не просто поставить где-то зарядную станцию, а найти точки пересечения интересов компаний-производителей. Потому что сейчас вы не можете просто так поставить розетку необходимой мощности, которая даст возможность заряжать автомобиль…

Здесь многое зависит от того, какие правила устанавливает государство для того, чтобы эта зарядная инфраструктура была создана. Необходимо на правительственном и межправительственном уровне – продумать их так, чтобы компании, которые производят зарядные станции, были замотивированы.

- То есть, поскольку сейчас еще не сформировалась нормативная база, – все-таки первый шаг должно сделать государство, чтобы создать на законодательном уровне некое правовое поле, в котором все будут существовать, а потом за этим последует техническая составляющая?

- Да, вы правы. Но мы не ждем этого, поскольку уже донесли свои ожидания до правительства и понимаем, что государство будет этим заниматься. И, исходя из уверенности, что это будет сделано, мы как бизнес уже начинаем параллельно действовать – чтобы к моменту, когда будет создана основа, быть готовыми. Очень важно делать эти вещи параллельно.

Игорь Моржаретто и Виктория Лобода, источник: www.autostat.ru

  1. Легковой транспорт
  2. Мотоциклы
  3. Коммерческая техника
  4. Концепты
  5. Продаю Авто
next
prev